Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих
Et Cetera

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Как забыть кафе «Незабудка»?

Ольга Егошина
Новые Известия , 09.11.2015
Владимир Панков поставил культовую пьесу 1970-х

Блуждающий метеор нашего театра Владимир Панков был приглашен Александром Калягиным в Et Сetera, где выбрал для постановки одну из главных пьес 1970-х – «Утиную охоту» Александра Вампилова и поставил свой лучший спектакль. В главной роли инженера Зилова – Антон Пахомов, перешедший в труппу «Et Сetera» из ташкентского театра «Ильхом».

Про «Утиную охоту» Александра Вампилова в театральных учебниках говорится, что «она воплотила судьбу поколения эпохи застоя». Главного героя играли: Олег Ефремов – на сцене, в кино – Олег Даль. Двое солистов-антагонистов нашего актерского цеха сошлись в том, что в их исполнении вампиловский герой вырастал в фигуру незаурядную, с особым личностным калибром и своей правотой. Сильный человек в обстоятельствах мелкого времени больно ранил себя и других, пытаясь, по выражению Фаины Раневской, «плавать стилем баттерфляй в унитазе». Владимир Панков отказался видеть в «Утиной охоте» лирическую исповедь. И отнесся к Зилову со всей строгостью прокурора или, как писал Лермонтов, – «с насмешкой горькою обманутого сына над промотавшимся отцом».

Сценограф Максим Обрезков расширил грязновато-голубые стены кафе «Незабудка» с их промышленными окнами-пролетами до размеров Вселенной. По сцене катается ярко-алый новенький «Запорожец». В пустом пространстве персонажи все время выгораживают себе какой-то очередной уголок обитания. То бюро технической информации, то вынесенный на авансцену стол в честь новоселья в доме Зиловых, то супружескую кровать. А то – алый гроб, в котором Зилов проснулся похмельным утром.

В пустом гулком пространстве гуляют юные девушки и юноши. Иногда поют, иногда выступают в роли сноровистых рабочих сцены. Иногда – повторяют долгим эхом слова и жесты героев.

Действию аккомпанируют три зловещие старухи – немножко Парки, немножко соседки по новой квартире, немножко души обманутых Зиловым женщин. Кажется, впервые герою Вампилова не прощают его донжуанского легкомыслия в общении с прекрасным полом. Герой Даля и герой Ефремова искали в женщинах свою душу (собственно, настоящий Дон Жуан именно ее и ищет), искал оправдания и источник силы. Антон Пахомов играет Зилова бабником самого неприятного толка, из тех, кто юбки не пропустит, но и радости от победы так и не ощутит.

Владимир Панков вводит сцену, где измученная враньем и равнодушием мужа Галина (Анжела Белянская) делает аборт: аккуратно застеленная постель, выгнутое дугой тело… Мысль о страданиях, которые вот этот Зилов несет любящим его женщинам, прочерчивается с ранящей наглядностью. Режиссер не прощает ни боль Галины, ни тоску и озлобленность Веры (Наталья Благих), ни первые растерянные слезы Ирины (Сэсэг Хапсасова).

Как прокурор своего героя режиссер обвиняет Зилова в его инфантилизме, жестокости, эгоизме и бездушии. Как адвокат не находит никаких смягчающих обстоятельств и оправданий.

По мысли постановщика, предложенные жизнью обстоятельства у Зилова прямо-таки завидны. Непыльная работа. Шеф-лопух, который выносит тонны лапши на своих ушах и даже рассердиться толком не умеет. Верные друзья, прощающие любые хамские выходки и терпеливо доставляющие до дому после пьянки. Умная жена, красивая любовница, влюбленная девочка – не столько иногородняя, сколько инопланетная. Наконец, заветный уголок, где можешь спрятаться от мира, – утиная охота, лодка, уходящая в рассвет, тишина, в которой растворяешься.

Этому Зилову дано так бесконечно много, и все дары такие бесполезные.

Антон Пахомов с завораживающей изощренностью играет худшую разновидность гопника – гопника-интеллектуала, гопника-демагога с хорошо подвешенным языком, лабильной психикой и готовностью жалеть себя в любом положении. Переходы от юмора к злобе, от покаянных ноток к визгу – практически мгновенны. Не только собеседники, но и сам Зилов не знает, что ему сейчас от себя ожидать. Несет какая-то внутренняя злая сила, кружит, корежит. Владимир Панков дает этой силе музыкальное выражение. Сцену промывают и промалывают распевы и песни, речитативы и плачи, рефрены сцен и реплик. Моментами эта стихия вырывается из-под контроля, сминая и сюжет, и мысль, и актеров, и хочется верить, что по мере «обкатки» спектакля все мешающие перехлесты улягутся и уйдут. И линия режиссерской трактовки перестанет буксовать и вязнуть в излишних подробностях и навязчивых повторах.

Собрав друзей в «Незабудке», Зилов пытается объясниться. Сказать, во-первых, своему привычному миру, во-вторых, своей девочке-невесте в бурятском алом крылатом наряде, но главное, самому себе что-то самое важное и выстраданное. Но нет ни нужных слов, ни необходимых внутренних сил, ни свободы, ни покоя. Весь порыв растрачивается в пьяном скандале. И невозмутимый Дима-официант (Амаду Мамадаков) – «черный человек» героя – обрушивает на его захмелевшую голову свои пудовые кулаки.

Владимир Панков явно хотел расквитаться с Зиловым, освободиться от него. Но в неровном, мучительном, пульсирующем спектакле – надгробном слове исподволь растет и распрямляется чувство кровного родства и близости, от которых не уйти и не отмахнуться. Как не отказаться от манка утиной охоты и шального угара «Незабудки».

© 2007-2018, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-21-61