Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

19.10.2018 Адольф Шапиро поставил неизвестную пьесу Пиранделло, где все слегка безумны Светлана Хохрякова , Московский комсомолец 17.09.2018 Гоголь и «Ревизор» московской школы в Театре Аргентина Родольфо ди Джаммарко , La Repubblica di Roma («Римская республика») 17.09.2018 Версия "Ревизора" Гоголя на сцене театра "Аргентина" Риккардо Ченчи , Eurocomunicazione 16.09.2018 Приехал ревизор. Он стар, обездвижен и сидит в инвалидной коляске. Энрико Фьоре , CONTROSCENA.NET 16.09.2018 В Рим приехал "Ревизор"! Нива Миракян (Рим) , Российская газета - Федеральный выпуск №7670 (207) 14.09.2018 Версия с Александром Калягиным и актерами труппы Московского театра «Et Cetera» Марикла Боджо , Criticateatrale.net 12.07.2018 Кто в замке король? В театре у Александра Калягина Татьяна Москвина , Аргументы Недели 23.05.2018 Лабардан по-московски Мария Кингисепп , Вечерний Санкт-Петербург 01.05.2018 Некто странной наружности Елена Омеличкина 16.03.2018 Когда хочется жить... Наталья Сажина , ТЕАТРОН 22.01.2018 Праздничный Ренессанс на сцене Et Cetera Любовь Лебедина , Деловая Трибуна 18.01.2018 Любов във време на нелюбов с Морфов в Москва Майя Праматарова , Площад Славейков 07.01.2018 Игра на живот и смърт по Морфов Майя Праматарова , ОБАЧЕ
Пресса

Место хорошее…

Григорий Заславский
«Независимая газета» , 01.10.2012
«Ничего себе местечко для кормления собак» – так называется премьера в театре Et Cetera, которую планировали сыграть еще в прошлом сезоне, однако справедливо развели во времени с недавним юбилеем Александра Калягина. Невеселая история, описанная молодым французским драматургом, – не для юбилейных торжеств. Молодой человек приходит на пустырь на окраине, чтобы приобрести пистолет. Или – револьвер, – молодой человек не чувствует разницу. Чуть позже к ним присоединяется молодая женщина, ей тоже нужно оружие. В финале молодой человек убивает женщину, а старый Гарбо, торговец смертью, снова остается один. Считает деньги. Как говорил Уайльд, непритязательные развлечения – последнее прибежище утонченных натур. Шла бы речь о другом театре, стоило бы наброситься: что такого они нашли в этой пьесе неизвестного у нас француза Тарика Нуи, – почитали бы наших, наверняка нашли бы что-то стОящее, уж точно не менее интересное. Но как раз Et Cetera – редкий театр, внимательный к нашей новой драматургии. Здесь идут и Максим Курочкин, и Ксения Драгунская, и Михаил Угаров, «их» Важди Муавад – поставили еще до того, как Муавада окончательно признали на Западе, пригласив в арт-директора Авиньонского фестиваля. В чем же дело тогда? Режиссер Роберт Стуруа – признанный мастер, классик, можно сказать. Но тут, полагая, что работа с пьесой пошла ей на пользу, странным образом чрезвычайно конкретную историю, не лишенную, кстати, особой поэзии, в духе Бодлера, этой «злой» традиции французской поэзии, режиссер увел историю в какие-то притчевые выси. А как играть притчу? Актер же – существо такое, которому важно знать, кто он – то ли наместник дьявола на Земле, то ли, как в «Альтисте Данилове», просто демон по особым поручениям? То ли – пенсионер, приторговывающий «и ядом», как еврей-аптекарь из «Скупого рыцаря» Пушкина. Вот этой конкретности сильно недоставало на премьере театра Et Cetera, спектаклю вообще и лично – Александру Калягину. Глядя на сцену, организованную постоянным соавтором Стуруа художником Георгием Алекси-Месхишвили, можно вообразить, что пьеса вовсе лишена ремарок, что художник был волен сочинять вот это поле битвы, кинотеатр после землетрясения или ядерной войны, где почему-то еще крутят старые немые фильмы с Гретой Гарбо, и даже тапер – жива и в перерывах между киносеансами, как мифологическая парка, плетет нити чьей-то судьбы… Но в пьесе – много подробностей, расписанных как по нотам: «В доме у Гарбо. Гостиная. Жалкий диван…» В спектакле же старый Гарбо, как Мефистофель, но доморощенный, в мятой шапочке (скорее – как аптекарь!), поднимается на сцену из люка. Зачем? Метафора уж слишком прямолинейная, в пьесе – поэзия более изобретательная, метафоры – не такие избитые. К примеру, Гарбо говорит, что у негодяев порок «изначально заложен глубоко внутри, но со временем отпечатывается на лице… Эти люди источают запах зла, оно, как кровь, приливает им в лицо». Начало – знакомое, но разрешение – небанальное. В спектакле этих деталей нет, пьеса вообще подверглась изрядному сокращению, хотя длинной ее никак не назовешь. Нет в спектакле и финального монолога героя, к слову, многое объясняющего, расширяющего пространство. Трудно понять, к чему было упрощать историю, – ведь вся жизнь сегодняшняя так часто идет по пути упрощения, и театр – редкая возможность показать ускользающую сложность жизни, поступков, мотивов, характеров. Калягин – выдающийся актер. Может быть, нынешнее положение Стуруа в театре, положение главного режиссера, позволит еще внести в премьеру какую-то правку, чтобы и сам Калягин играл свою роль… как сказать? С большим участием, что ли. А то – смотришь на сцену, ждешь – ну, когда же, когда эта история захватит тебя. Но для этого, вернее, еще до того нужно, чтобы эта история трогала и задевала актера, вернее – актеров.

© 2007-2018, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47